ГЛАВНАЯ

КНИГА
  Читаем «Республику ШКиД»
  Из первого издания 1927 года
  Читаем «ШКиДские рассказы»
  Читаем «Последнюю гимназию»

ФИЛЬМ
  Смотрим фильм!
  Музыка и фразы из фильма

ШКОЛА ДОСТОЕВСКОГО
  Старо-Петергофский, 19
  Читаем «Школу Достоевского»

БИБЛИОТЕКА ЮНКОМА
  «Началось в Республике Шкид»

РАЗНОЕ
  Последние записи в Летописи
  Сообщество «ШКиДпоиск»
  Встречаемся в ЖЖ Яшки Ханта

 


Главная / Книга / Читаем «Республику ШКиД» / Глава 27. «Шкидкино».


хряй назад    |    хряй вперед


ОГЛАВЛЕНИЕ:
Глава 1. Первые дни.
Глава 2. Цыган из Александрово-Невской Лавры.
Глава 3. Янкель пришел
Глава 4. Табак японский.
Глава 5. Маленький человек из-под Смольного
Глава 6. Халдеи.
Глава 7. Власть народу.
Глава 8. Великий ростовщик.
Глава 9. Стрельна трепещет.
Глава 10. Кауфман Фон Офенбах.
Глава 11. Пожар.
Глава 12. Ленька Пантелеев.
Глава 13. О «Шестой державе».
Глава 14. «Дзе, Кальмот и К°»
Глава 15. Саша Пыльников.
Глава 16. Улиганштадт.
Глава 17. Лотерея-аллегри.
Глава 18. «Даешь политграмоту».
Глава 19. Учёт.
Глава 20. Шкида влюбляется.
Глава 21. Крокодил.
Глава 22. Преступление и наказание.
Глава 23. «Юнком».
Глава 24. Содом и Гоморра.
Глава 25. Первый выпуск.
Глава 26. Раскол в Цека.
Глава 27. «Шкидкино».
Глава 28. Бумажная панама.
Глава 29. Спектакль.
Глава 30. Птенцы оперяются.
Глава 31. Последние могикане.
Эпилог, написанный в 1926 году.
Об этой книге (С. Маршак)

Микроб немецкого ученого. – Микроб залетает в Шкиду. – Трест "Шкидкино". – Первый сеанс. – Коммерческий расчет. – Печальная ликвидация фирмы.

Какой-то ученый, не знаем, в шутку или серьезно, заявил, что им открыт новый микроб, cino, который, попадая в человеческий организм, заставляет человека страдать манией киноактерства.

По всей вероятности, вышеописанный микроб кино залетел в Шкиду и забрался в податливые организмы Янкеля и Пантелеева. Мания киношества, прекратившая было свое действие во время разлада в Цека, снова дала себя чувствовать...

В один из понедельников два старших класса школы ходили в кинематограф – в "Олимпию", что на Международном проспекте. Смотрели какой-то чепуховый американский боевик с традиционными ковбоями, драками, погонями и поцелуями. Янкель и Пантелеев вернулись из кино возбужденные.

– Эх, мать честная, – вздохнул Янкель, – так бы и поскакал через прерию с баден-паулькой на затылке и с маузером в руках.
– Да, – ответил Пантелеев, за последнее время переменивший желание стать режиссером на решение сделаться киноартистом. – Да. А я бы сейчас... знаешь... я бы хотел в павильонной ночной съемке пришивать из-за угла какого-нибудь маркиза.
– Очень уж мы долго идею свою осуществить не можем, – снова вздохнул Черных, – да и забыли о ней.
– Эх, Одесса-мама... А знаешь что? Не лучше ли нам в Баку поехать? Там Перестиани...
– Нет, он не в Баку. Он в Тифлисе. Впрочем, съездим и в Баку. И в Тифлис смотаемся. Погоди, вот скопим два червонца...
– А сейчас что? Не могу я, Янкель, ждать... Честное слово.
– Дурак. Нервный какой! Что же делать – без гамзы ведь далеко не уедешь. Здесь нам, что ли, фильмы ставить?

Ленька Пантелеев вдруг просиял.

– Идея! – вскричал он. – Почему бы нам не устроить свое кино?!
– Ты что, с ума сошел? – сочувственно полюбопытствовал Янкель.
– Нисколько. И тебе не советую с ума сходить, а лучше послушай...
– Слушаю, – сказал Янкель.

* * *

Во всех классах висели небольшие плакатики, написанные от руки акварельными красками:

Шкидцы недоумевали. Никто не знал, чья это выдумка, что это за "Шкидкино", все непонимающе переспрашивали:

– Шкидкино? Что за черт? Ты не знаешь?
– Не знаю. Витя, наверно, аппарат где-нибудь выкопал.
– Волшебный фонарь, должно быть.
– Не... Это юнкомцы туманные картины – анатомию всякую – показывать будут.
– Анатомию! Дурак! При чем же Пупкин и анатомия?
– Пупкин? Пупок...
– Ну и еще раз дурак!
– А я так думаю – все это для бузы сделано, издевается кто-нибудь, вот и все...
– Посмотрим.

До пятницы Шкида находилась в неведении. В пятницу вечером еще с семи часов в Белый зал потянулись шкидцы. Зал был полуосвещен. Сцену закрывал темный занавес, и за него до поры до времени никого не пускали. Когда кто-нибудь пытался приоткрыть занавес и заглянуть вглубь, сердитый голос Пантелеева, находившегося где-то за кулисами, тотчас окрикивал:

– Куда лезешь? Тегпенья нет подождать, что ли? Бгысь!

Ровно в восемь часов на авансцену за занавес вышел Янкель.

– Товарищи, – сказал он. – Прошу внимания. Сейчас вы увидите фильму "Пупкин у разбойников" – первую постановку объединенного треста "Шкидкино". Просьба соблюдать тишину, так как до сведения Викниксора не доведено, а он, как вам известно, находится в двадцати ярдах отсюда. Прошу подняться на сцену, где временно помещается наш кинотеатр.

Проговорив это, Янкель распахнул край занавеса. Шкидцы полезли на сцену. Там было совершенно темно. За кулисами слышались постукивания молотка и ругань Пантелеева.

– Что за буза? – прошептал кто-то. – Где же тут кинтель?

Кто-то выразил сомнение в реальности кино, кто-то заскулил:

– Ну что же, начинайте!..

В этот момент на одной из стен сцены вспыхнул квадратный глазок дюйма в три в длину и ширину. Шкидцы радостно заголосили.

– Гляди-ка! И правда... Зажглось!

Кинематограф Пантелеева и Янкеля отличался своеобразным устройством. Экрана как такового не существовало. Через проекционное окошко проходила длинная бумажная лента с отдельными "кадрами" – рисунками, освещаемая сзади сильной электрической лампой. Смотреть приходилось отходя от глазка не дальше чем на два-три шага...

Но шкидцы не были требовательны, а кроме того, зрелище, устроенное сламщиками, было тем конем, которому в зубы не смотрят. Поэтому сдержанными, но единодушными аплодисментами встретили шкидцы первый титр:

Дождавшись, чтобы все прочли эту надпись, Пантелеев передернул ленту дальше. Следующий "кадр" изображал толстую физиономию человека, под которой красовались стихи:

       Прекраснейший в мире человек
       Вызывает всюду смеха стон.
       С соломенной шляпой на голове
       Вылезает Пупкин Антон.

Дальше был изображен Пупкин, сидящий на скамейке сада за чтением газеты.

       Как-то в сумерки, летом,
       Лет тому пять назад,
       Захватив от скуки газету,
       Забрался Антоша в сад.

На увлекшегося чтением Пупкина набросились вылезшие из кустов разбойники. Связав беднягу вдоль и поперек толстенным канатом, они стащили его в свое логово и, бросив в подвал, ушли. Пупкин различными ухищрениями, какие часто практикуются в детективных фильмах, выбрался на волю и –

       Снова Антон Митрофанович Пупкин,
       Щеки надув и поджавши губки,
       Свободен, беспечен, могуч и здоров,
       Как двадцать быков и пятнадцать коров.

КОНЕЦ

Демонстрация "фильмы" тянулась не более трех минут, но шкидцы были в восторге. Выразив свои чувства аплодисментами, они уже собирались расходиться, когда "экран" снова вспыхнул, извещая, что "сейчас пойдет видовая из жизни школы Достоевского". "Видовая" оказалась удачно зарисованными Янкелем сценками школьной жизни в различных ее моментах – в классе, в столовой, в спальне, за пилкой дров – и отдельными типами халдеев и шкидцев.

Ребята расходились, очень довольные сеансом.

– Вот это я понимаю, – говорил Купец, – это тебе не Юнком!

Через два дня Шкидкино поставило новый фильм – "Пупкин попадает в лавру", – в котором остроумно показывались приключения Пупкина среди преступного мира Петрограда.

Программа менялась каждые два дня... Однажды, когда режиссер и сценарист находились в "кинотеатре" за просмотром только что изготовленного фильма "Антон Пупкин в прериях", Янкель сказал:

– Знаешь что, а мы бы могли извлекать пользу из своего кино!
– Как то есть пользу? – удивился Пантелеев.
– Да так... не вечно же нам с Шкидкино валандаться? Идеал-то наш Госкино...
– Ну так что ж?
– Давай устроим платное кино.

Пантелеев задумался.

– Хреновина. Заскулят еще.
– Ни псула. Две копейки золотом назначим, – это недорого.

"Пупкин в прериях" шел уже в условиях коммерческого расчета. Платность заметно отразилась на посещаемости. В первый раз пришло лишь десять человек, во второй и того меньше – всего шесть или семь.

– Да, действительно хреновина, – согласился Янкель. – Надо, знаешь, что-то придумывать.

И сламшики придумали.

Обычно перед демонстраций нового фильма давались анонсы в афишах и плакатах, развешивавшихся в классах, а на этот раз маленькие афишки раздавались по рукам:

В первый раз за долгое время Белый зал был переполнен. Явно неприличную ленту шкидцы смотрели смакуя и гогоча.

На следующий день после постановки "Дон-Жуана" в газете "Юнком" появилась статья:


ОБ ОДНОЙ КИНОФИЛЬМЕ

Два товарища, бывшие некогда членами Юнкома и даже его Центрального комитета и исключенные за неподчинение дисциплине, в настоящее время занимаются делами, недостойными даже их. Они устроили игрушечный кинематограф, в котором показывают безобразные картины, и притом за плату. Не видим нужды говорить о разлагающем действии этого "Шкидкино" на воспитанников младших отделений, а просто заявляем: администрация, прикрой лавочку.


Викниксор прочитал статью, призвал к себе "кинематографистов" и заявил:

– Если еще раз повторится такая штука, будете оба переведены в лавру. А пока получите по пятому разряду на брата и – налево кругом!..



хряй назад    |    хряй вперед


© 2007-2012 Веб-штудия «Потерянный Бубен»
Яшка Хант, Андрей Смирных и другие воспитанники
All rights reserved